Новости

Главная > Лента новостей > «Do you speak English?»: как долголеты Анны Лексиной до Мерфи добрались

«Do you speak English?»: как долголеты Анны Лексиной до Мерфи добрались

15/05/2019

«Do you speak English?»: как английские долголеты библиотеки № 144 добрались до Мерфи

Три группы участников «Московского долголетия», около 50 человек, занимаются английским языком в культурно-досуговом центре района Зябликово — библиотеке № 144. О том, как вместо одной группы стало вдруг три, и как представителям «серебряного» возраста удается справляться со сложным Мерфи, редактору интернет-издания «Новости Зябликово» рассказала преподаватель долголетов Анна Лексина.

В рамках рубрики #талантыЮАО мы готовим материалы про интересных и талантливых людей, проживающих в Южном округе. Рубрика #талантыЮАО призвана показать, что Южный округ — самый талантливый в Москве. Присылайте истории про свои достижения (творческие, спортивные и т.д.)  на нашу почту editionuao@gmail.com с пометкой «талантыЮАО», и мы обязательно опубликуем их на страницах наших газет.

От алфавита до Мерфи

— Анна Владимировна, расскажите, как давно идут уроки английского для долголетов в библиотеке?

— Занятия начались в ноябре 2018 года. Сначала они были организованы только для одной группы — пришли люди, которые учили английский язык давно и что-то еще помнят: раньше очень хорошо учили — поэтому «остаточные» знания на довольно приличном уровне. Но, поскольку программа была для начинающих, — мы все равно начали с элементарных азов: алфавит, буквосочетания — нужно было вспомнить и это. Прозанимались два месяца — и всей группой решили, что неплохо бы и продолжить! Сами долголеты попросили о возможности остаться в группе. И тогда я написала для них программу посложнее. Сейчас мы занимаемся по Мерфи (прим. ред.: «English Grammar in Use» от Raymond Murphy — это справочное пособие для самостоятельного изучения и практика для средних и продвинутых студентов английского языка; книга была написана Рэймондом Мерфи и издана издательством Кембриджского университета). Это очень сложный учебник — там серьезная грамматика, но слушатели курсов отлично справляются. Конечно, очень приятно осознавать, что людям это интересно. Больше мотивации работать, стараться.

«Лайтовый» режим

— Какие цели Вы преследуете, как педагог?

— Изначально это, конечно, досуговые занятия; но английский язык — это не просто «сделать поделку, получить удовольствие и уйти». Здесь нужно что-то выучить, перевести, правильно построить предложение — поэтому я задаю домашние задания, и все очень ответственно к ним относятся.

— Насколько я знаю, сейчас у Вас три группы — всего около 45 человек.

— Да. занятия оказались настолько востребованы, видимо молва разнеслась, что с нового года было организовано еще две группы, начального уровня. Тем, кто в свое время учил немецкий или французский: английский язык в принципе неведом. С ними, естественно, «развиваемся» немного помедленнее — ведь тяжело учить новые слова, да и буквосочетания отличаются от немецкого и французского произношения. Занимаемся в спокойном, «лайтовом» режиме, я не заставляю их сильно «напрягаться». То есть, с одной стороны — они тоже получают домашние задания, но с другой — важно, чтобы люди не нервничали; не стоит забывать, что это прежде всего досуг. Никто не сдает экзаменов, хотя мы проводим проверочные работы — ведь это элементарная тренировка памяти, которая полезна в любом возрасте. Не зря же советуют учить стихи, чтобы была хорошая память! А здесь мы учим и слова и правила.

— Сложно ли Вашим ученикам?

— Самое главное — чтобы людям было комфортно заниматься, чтобы это было для них не мучением, а удовольствием: ведь они приходят провести время с интересом и пользой.

— Как часто и как долго они занимаются?

— Занятия у каждой группы проходят один раз в неделю и длятся два часа. Мы начинаем в 12:00, и после первого часа обязательно делаем 20-минутный перерыв, — чтобы все могли прогуляться, размяться, попить чай; обязательно устраиваем кофе-брейк, потому что идет достаточно серьезная работа мозга.

— Сближает ли английский долголетов? Все ли «вливаются» в группу?

— Конечно, сближает! Естественно, некоторые уже знали друг друга, а кто-то именно здесь обрел хороших знакомых: это здорово осознавать. Они приходят и позаниматься, и пообщаться: им приятно друг с другом находиться. Если у кого-то есть неуверенность в себе, то моя главная задача — побороть ее; ведь эти занятия, прежде всего, для себя. Новички «примеряются» к уровню; некоторые приходили в первую группу, которая во вторник — наш «продолжающий» уровень, самая первая набранная группа — и понимали, что им тяжеловато, и начальный уровень был бы для них комфортнее. Или наоборот — пришла женщина на начальный уровень и поняла, что для нее это слишком просто. Ей предложили приходить во вторник — и теперь она ходит в ту группу, где ей понятно, комфортно, и удобно.

«Do you speak English?»: как английские долголеты библиотеки № 144 добрались до Мерфи

Слет по обмену «премудростями»

— Какое у вас образование?

— Вообще, я училась в МГЛУ (прим. ред.: Московский Государственный Лингвистический Университет) имени Мориса Тореза на переводчика-лингвиста. Так или иначе, на прошлой работе я была связана с английским языком. По первому образованию я — библиотекарь-библиограф. Здесь я получаю очень хорошую практику: одно дело — что-то знать, а совсем другое — рассказать это другим так, чтобы тебя поняли, — а ведь это тоже очень важно! Как я работаю с этими людьми — так и они со мной работают. Я делюсь с ними своими знаниями — но и они меня учат, задавая мне разные вопросы, над которыми иногда нужно подумать, чтобы ответить. Это еще и тренировка выступления «на публику» — когда ты стоишь на «лобном месте», и на тебя смотрят — у всех разные характеры, разное настроение. Контингент в основном женский, и это чудесные дамы! Есть и прекрасные мужчины.

— И практика английского, и тренировка ораторского искусства, и опыт нахождения «подхода»!

— Да, я очень благодарна ситуации: в моей жизни есть английский язык, я продолжаю его изучение и сама — ведь язык постоянно развивается и меняется. Я понимаю, что произошло много изменений в языке — есть сравнивать с теми знаниями, которые я получила несколько лет назад. Безусловно, нужно общаться с людьми, которые знают английский лучше; я хожу в РГГУ (прим. ред.: Российский Государственный Гуманитарный Университет) на занятия — и там, конечно, уровень педагогов совершенно другой. Там профессионалы — «будь здоров», и я узнаю много нового для себя. Это очень помогает в моей работе с «Московским долголетием». Это непрерывная практика; стараюсь совмещать учебу с работой. Не могу сказать, что это легко, — но это интересно, заставляет мозг работать.

О том, как «учить»

— Кто занимается программой обучения?

— План занятий составляю я. Конечно, я использую те пособия, по которым училась или учусь сама. Среди всего этого «багажа» много старых учебников, но я стараюсь использовать новые; если правила грамматики остаются неизменными, то язык меняется, — как и в русском: какие-то слова уже не используются, поэтому логично «отталкиваться» от настоящего времени. И в Интернете очень много хороших пособий и сайтов, где я черпаю информацию. Я отталкиваюсь от того, как люди занимаются и воспринимают информацию — у меня нет цели срочно заставить всех вызубрить намеченную тему. Если тяжеловато идет — мы можем повторить ее на следующем занятии, хотя повторение и так всегда есть. Я смотрю по ситуации: план — планом, но прежде всего — людям должно нравиться. Самое главное в работе с людьми — это человеческий фактор.

— Какой возрастной разброс в группах?

— Есть женщины, которые только-только вышли на пенсию; есть и те, кому за 70. У всех прекрасное чувство юмора, отличная самоирония, они замечательно относятся и к английскому, и к самим себе — я считаю, что на первых занятиях мы уже побороли те комплексы, когда «ой, я не умею, не запоминаю, у меня плохая память» — они относятся ко всему с улыбкой. Я спокойно говорю — если не помните, но знаете, где искать — загляните в свои записи, повторите. Самое главное — чтобы не было страха.

— Вы в своем роде психолог!

— Для работы с людьми не нужно психологического образования: со временем начинаешь их чувствовать. Я же вижу их реакцию, их глаза, слышу их слова и интонацию.

«Do you speak English?»: как английские долголеты библиотеки № 144 добрались до Мерфи

Дай списать!

— Кому-то наверняка сложнее, кому-то проще…

— Безусловно, не бывает такого, чтобы все были на одинаковом уровне. Если кому-то нужно время — я его уделю, и все остальные подождут и отнесутся к этому с пониманием. Без этого никуда: я точно так же ходила и хожу на занятия, и нигде не бывает такого, чтобы все были на одном уровне знаний, хотя определяют их в группы по тестированию, — а на практике выясняется, что кто-то быстрее, кто-то медленнее. Если кто-то нервничает — все его спокойно ждут, а кто-то даже начинает мне активно помогать, и это очень весело! Все сразу легче происходит — и человек не нервничает, и другие задействованы, а кто-то отвлечется и пообщается. Есть эмоциональные женщины, которые хотят помочь, поделиться знаниями со своими «одногруппниками» — пожалуйста, я не против! Это повтор материала и доброжелательное отношение к тем, кому нужна помощь.

— А как справляются те, кто «вклинился» в занятие позже остальных?

— Они поняли, что ничего страшного в этом нет. Какие-то конспекты переписали у товарищей, плюс, я помогла с ксерокопиями материалов. Дома спокойно посидели, почитали — и мы продолжили работать. Были, конечно, и такие, кто переставал ходить, потому что совсем тяжело; но очень много «французов» и «немцев» все же остались. Иногда задаю вопрос — а мне отвечают на немецком или на французском! Это тоже тренировка памяти, это интересно и весело; ведь многие слова однокоренные — это и этимология слова, хотя и очень поверхностная.

— Анна Владимировна, как бы Вы оценили успех Ваших воспитанников?

— Люди путешествуют и пытаются общаться. Для того, чтобы задать вопрос, можно просто выучить предложение; но как вы поймете ответ? Надо учить слова, нужно грамматически правильно  построить предложение… Да, это кропотливая работа, даже немножко нудная. Разговаривать сможет и тот, кто не знает грамматики, но у него при этом нет языкового барьера. Есть люди, у которых богатый «вокабуляр», но им трудно говорить. Я обязательно даю тексты, где встречаются фразы, которые можно применить и в жизни. Не бывает «английского за два часа». Но долголеты — особенно, самая первая группа — уже очень и очень прилично владеют английским. Не стоит забывать, что наша задача — не в том, чтобы вызубрить английский, она… досугово-эмоционально-расслабляюще-развивающая! Важно — научиться ориентироваться в словах и конструкциях.

Фото предоставила Анна Лексина

Метки: , , , ,

Выбор редактора