Новости

Главная > НОВОСТИ > РАЙОН И ОКРУГ > Алексей Лобов: Проект реконструкции музея В.В. Маяковского сложный и интересный

Алексей Лобов: Проект реконструкции музея В.В. Маяковского сложный и интересный

13/03/2018
Директор музея В.В. Маяковского Алексей Лобов
Директор музея В.В. Маяковского Алексей Лобов

Директор Государственного музея В.В. Маяковского рассказал корреспонденту Объединенной редакции Южного округа про то, когда закончится реконструкция, и каким после нее станет музей.

В рамках рубрики #талантыЮАО мы готовим материалы про интересных и талантливых людей, проживающих в Южном округе.

Алексей Лобов (А.Л.), директор Музея Маяковского, живет в Южном округе Москвы. Он согласился встретиться с нашим корреспондентом, и рассказать, что ждет поклонников творчества Владимира Маяковского после реконструкции в музее. В беседе приняла участие руководитель отдела по связям с общественностью Музея Маяковского Наталья Стрижкова (Н.С.).

- Реконструкцию главного здания обещали закончить к юбилею поэта. Как известно, в июле страна отмечает 125-летие со дня рождения Владимира Маяковского. Укладываетесь в сроки?
А.Л.: К сожалению, нет. Сроки сдвинулись до 2019 года. Мы разрабатываем новый проект, потому что требования к музеям Москвы изменились, и вписать все это в уже существующее пространство невозможно. Но реконструкция такого музея делается на многие десятилетия, обидно, что к юбилею поэта открыться не удалось, но важен результат. Проект реконструкции сложный и интересный. Пространство музея расширится, дополнится новыми локациями. Например, у нас в подвале появится кафе поэтов по типу кафе «Бродячая собака», где собирались поэты в нач. XX века, в том числе и Маяковский. Там будет своя сцена для дискуссий, мероприятий, поэтических батлов. Хотим также сейчас привести в идеальное состояние концертный зал, где установим профессиональное оборудование.

473a7f0533cb31cfd9119fa5d7a6e7ea

Реконструкция – очень важный период для музея Маяковского. И мы в течение пяти лет ищем формат, в котором наш музей будет работать после ремонта. Понятно, что он уже не будет таким, как 30 лет назад, понятно, что он и не должен быть похожим на множество других музеев и галерей, Маяковский станет лишь отправной точкой, центром, от которого будут исходить лучи. И коллекция музея это позволяет, она действительно уникальная и потенциал ее огромный, потому что многое еще не показывалось, не выставлялось для публики. Можно еще продолжать делать и делать проекты. Мы хотим показывать наши подлинные документы и экспонаты.

Мы и в течение этих пяти лет реконструкции делали и делаем множество проектов в Москве и других городах. Это и выставки, и конференции, и дискуссии, и театральные постановки. Музей реализует очень много документальных исследовательских проектов. Нам очень важно до открытия своей площадки «обкатать» новые, интересные форматы музейной деятельности, набрать базу партнеров, реализовать различные проекты, понять, какие востребованы, а какие нет. Все это будет применяться после того, как музей откроется. В период, когда мы работаем над формированием будущего музея, нам важно отразить то, что происходит сейчас.

Н.С.: С одной стороны обидно, что музей не открылся в юбилейный год, но с другой стороны, Маяковский – это поэт площадей и трибун, у него вообще была идея разрушить все музеи, ну конечно не надо понимать это буквально. Пока мы лишены своей площадки у нас есть возможность реализовать идею музея без границ, все форматы музейной и кроскультурной деятельности. Как сказал Алексей Викторович, освоить мультижанровые форматы, поработать с разными площадками, в полном смысле реализовать идею авангарда – синтез искусств, множество форм, яркость воплощения. Конечно, очень хочется, чтобы наш музей стал музеем русского авангарда. Это амбициозная задача, но вполне перспективная. Коллекция музея и опыт это позволяют. И в юбилейный год поэта мы постараемся это продемонстрировать.

- Какие мероприятия планируете на юбилей поэта?

IMG_4743А.Л.: Все проекты музея в этом году связаны именно с юбилеем Маяковского. Один из них стартует уже в марте совместно с Третьяковской галереей. В прошлом году талантливым российским режиссером Александром Шейном был презентован фильм «ВМаяковский». Это фильм-размышление, фильм-поиск. Своего рода исследование через съемки. По следам этого фильма готовится экспозиция, которая называется «Атлас ВМаяковский». Изучение героя через его жизнь, через его творчество, через его взаимоотношения со своим кругом. Это эксперимент, достойный Владимира Владимировича.

Н.С.: Музей принял участие в этом проекте, потому что этот фильм как раз пример мультижанровости, соединение кинематографа, театра, современного искусства и музейной экспозиции. Это фильм и проект о том, что в каждом из нас живет Маяковский, это наш культурный код. И чтобы понять поэта, человек должен пропустить его жизнь через себя путем исследования архива Маяковского и архива эпохи. И вот тут открывается смысл названия «Атлас ВМаяковский»: то есть зритель может просмотреть жизнь хрестоматийного поэта через его записи, рисунки, его близких друзей и женщин, через события эпохи. Перед созерцателем разворачивается такая карта, где есть дорожки, протоптанные Маяковским и продолженные последующим поколением художников. Это, безусловно, очень интересно.

- Алексей Викторович, Вы стали основателем филиала музея на Красной Пресне, посвященного американской дочери Маяковского. Расскажите подробнее об этом проекте: как появилась идея создать новую экспозицию, как договаривались с главной героиней — Патрисией Томпсон? 
А.Л.: Еще с 1964-го года квартира Маяковского на Красной Пресне сотрудничала с нашим музеем. Она работала в формате клуба-музея. В этой квартире Маяковские жили в 1913-1915 годах, когда после смерти отца они приехали в Москву, потом семья часто переезжала, поэтому подлинных мемориальных предметов (мебели, вещей) практически не сохранилось. Восстанавливать мемориальную квартиру было не из чего. Но само пространство связано с Маяковским. Перед нами встала задача, как вернуть музей в действующее состояние. В тоже время, мы наладили контакт с дочерью поэта, живущей в Нью-Йорке, ездили к ней, вели переговоры о передаче ее архива в Москву, в музей. Это было накануне ее 90-летия. Мы хотели провести к ее юбилею выставку, и поняли, что оптимальным будет сделать эту экспозицию именно в филиале на Красной Пресне. В середине марта мы были в Нью-Йорке, обсуждали предстоящее мероприятие, а 1 апреля Патрисия Томпсон, к сожалению, скончалась. Но мы успели до открытия выставки перевезти экспонаты, которые дочь Маяковского завещала музею, успели исследовать часть ее материалов, что послужило созданию это потрясающего проекта «Дочка». Мы объединили две большие и важные в жизни поэта темы – поездка в Америку и рождение дочери. Так и возник музей на Красной Пресне с экспозицией «Дочка».

Н.С.: Дочь, и вся эта тема замалчивалась. При жизни Маяковский об этом не писал, почти никому не рассказывал. В его записной книжке, которая, кстати, хранится в музее и представлена на экспозиции, есть только одна запись – слово Дочка. После смерти поэта много лет о существовании дочери Маяковского никто не знал. Пока сама Патрисия в перестроечные уже годы не призналась в этом публично и не рассказала историю своих родителей. Впервые она приехала в Россию в 1991 году. Ее отношения с музеем Маяковского складывались сложно. И это большая заслуга Алексея Викторовича, что в конце жизни Патрисия все же решила отдать свой архив музею. Таким образом, сейчас музей может рассказать эту историю о путешествии поэта в Америку, которая, кстати, его испугала, роман с русской эмигранткой Эли Джонс, неожиданное для Маяковского рождение дочери. На экспозиции много подлинных предметов и фотографий, даже восстановлен кабинет Патрисии, привезенный из ее квартиры в Нью-Йорке.

IMG_4783
- Алексей Викторович, Вы снимались в документальном фильме «Последний апрель», посвященном творчеству Владимира Маяковского. И в своем выступлении Вы упоминаете о фразе Патрисии «готова ли Россия знать всю правду о Маяковском?». Раскрыла ли она смысл этой фразы в тех материалах, которые предоставила вам для экспозиции в музее на Красной Пресне?

А.Л.: Мы еще не все документы изучили, но первая часть раскрывает отношения Маяковского с Эли Джонс (матерью Патриции Томпсон). Никто не знал, что она из Башкирии и что IMG_4715она работала в американской Ассоциации помощи голодающим. Мы показываем их короткую переписку, в которой видно, что Маяковский растерялся от известия о ребенке. С дочерью они виделись всего один раз в жизни, через 4 года поэта уже не станет. Но вся жизнь Патрисии — это путь к пониманию отца, осознанию себя дочерью великого русского поэта.

Н.С.: Важно понять, о какой именно правде говорила Патрисия. Вокруг фигуры Маяковского всегда множество легенд и мифов. Если Патрисия Томпсон имела в виду, готова ли Россия пересмотреть Маяковского, переосмыслить его, как политическую фигуру, как символ той эпохи, как трагическую судьбу человека, то мы надеемся, что не только готова, а уже переосмысляет. И проекты музея этого года будут тому доказательством.

 

cb2cf351ce580ede588b658f00309fe6

- Музей Маяковского примет участие в фестивале «Московский культурный форум». Расскажите о нем подробнее, с какой программой будете выступать? 
А.Л.: Сам формат форума представляет собой презентацию, где мы рассказываем о программах, выставках, проектах, созданных в музее. Главный акцент мы, конечно, сделаем на мероприятиях, посвященных юбилею Маяковского. Мы анонсируем открытие новой площадки – квартиры в Студенецком переулке, рядом с Красной Пресней. В этой квартире жили мать и сестры поэта. Осенью мы открываем там музей. На форуме мы представим совместный проект с Музеем Марины Цветаевой и Московским театром МОСТ – это и спектакль, и пешеходные экскурсии, и выставка. На форуме мы проведем лекции, мастер-классы, кинопоказы.

- Алексей Викторович, у Вас очень творческая семья: жена — Юлия Лобова – сочиняет прекрасные стихи, поет, создает арт-объекты, сыновья снимают клипы и пишут музыку. У Вас тоже есть занятие, которому отдаете свободное время?
А.Л.: Очень трудный вопрос, я пока не готов на него ответить (смеется). Когда надо – пою, когда надо – пишу стихи. Наше знакомство с Юлией Геннадьевной (Юлия Лобова, жена Алексея Лобова, прим.ред.) случилось в студенческие годы, и все наши прогулки превращались в поэтические батлы. Она давала мне две строчки, а я должен был ответить в рифму тоже двумя строчками. Совместное творчество продолжается до сих пор.

- Алексей Викторович, назовите любимое произведение авторства Маяковского?
А.Л.: Очень трудно определиться с любимым стихотворением, потому что, когда занимаешься выставкой, перечитываешь все работы автора. И в этот период начинаешь что-то больше ценить, а что-то в меньше. Когда изучаешь любовную лирику, то в приоритете становится «Облако в штанах» или «Лиличка!». Но вот, пожалуй, эта строчка (смеется):

6e36b197eb489b5ae0b3765791717348- Я смотрю,
и злость меня берет
на укрывшихся
за каменный фасад.
Я стремился
за 7000 верст вперед,
а приехал
на 7 лет назад.

 

 

Про то, как Алексей Лобов возглавил Музей Маяковского, читайте в нашем предыдущем материале: «Директор Государственного музея В.В. Маяковского: Я поднялся к Маяковскому по «Ступеням»

 

Автор: Кира Убожкова

Фото: Елизавета Афиногенова и музей В.В. Маяковского 

 

Метки: , , , , , ,

Выбор редактора